Где искать золотые самородки. Горные ручьи. Рассказ

Для поиска мы выбрали небольшой ручей Средний, правый приток Киляны, что не далеко от Таксимо. Речка изобилует мелким хариусом и зажата со всех сторон крутыми склонами лесистых сопок. В низовье реки, до 56 года, старатели понемногу мыли золотой песок. Выше разработки не велись, хотя нам удалось обнаружить несколько шурфов и траншею поросшую мхом и лишайником. Речка, несмотря на рыбу, нас мало интересовала, а вот откуда в ней золотой песок – узнать было интересно. Если в низовье ручья есть золото, значит, его откуда-то принесло. Откуда? Может быть, там еще осталось хорошее гнездо? Стоит поискать.

От Киляны, подымаясь по широкой речной долине к верховью ручья Средний, с правой стороны, встречается еще один ручей по всем параметрам подходящий для разведки.Стоит обследовать и его и все близь лежащие ручьи протяженностью от 3-10 км, с уклон 50-200 метров на километр. Если уклон ручья маленький, то коренные породы находятся на большой глубине, скрыты пустой породой и для нас неинтересны. С металлоискателем мы не сможем заглянуть глубже, чем на полметра. Если ручей короткий и его уклон очень большой, то он вряд ли служит источником золота, так как слишком молодой, по геологическим меркам.

Джип медленно ползет прямо по извилистому галечному руслу. Нас удивило то, что тропа, указанная на карте имела подозрительное сходство с дорогой, пробитой несколько лет назад бульдозером. Мы еще не знали, что ждет нас впереди, но столь легкое продвижение не предвещала ничего хорошего. Лишь иногда дорогу перегораживали деревья, упавшие при весеннем паводке. За три часа прошли примерно половину намеченного маршрута, и были немало удивлены, упершись в буровую линию. Все, приехали! Кажется, нас опередили. Ширина долины в этом месте 70 метров, до коренных пород от 3 до 6,5 метров как указано на вешках буровых скважин. Утром пройдем пешком до верховья ручья в поисках щеток.

День выдался жарким и надевать резиновые сапоги и инцефалитку совсем не хотелось, но гнус не оставлял никакого шанса на загар. По руслу идти было легко, перескакивая с камня на камень, обследуя по дороге небольшие выходы скальника. Тщетно. Пройдя около двух километров долина сузилась до 10 метров, ручей нырнул куда-то под камни, зажатый глыбами камней. Пора возвращаться, здесь ловить нечего. С металлоискателем не пропихнуться. Настроение на нуле, в лагере молча жуем гречку со сгущенкой, запивая горячим чаем сдобренной листьями смородины. Теория теорией, а на практике совсем другое дело. Смотря на столбики буровой линии, гадаем, идти или нет на второй ручей, на сам Средний. Ладно, спустимся вниз, там видно будет.

Подъем на Средний начинался широкой дорогой, пробитой по террасе вдоль ручья. А почему бы и не прокатиться с ветерком? Поехали. Через 10 километров хорошо накатанная дорога привела нас на заброшенный участок. Вся долина взрыта бульдозерами и напоминает гравийный карьер, а не дикий ручей. Кругом железяки, бочки, балок на колесах без одной стены и груда досок. Все это безобразие тянется на добрый километр и заканчивается участков метров в 100 проутюженном бульдозером до самого основания скалы. Как раз то, что нам надо, старатели оставили нам подготовленный полигон, убрав все наносные рыхлые отложения. А выше нетронутые старательской артелью щетки. Прочь плохое настроение, где металлоискатели? Мы разбрелись по полигону.

Не торопясь бреду вдоль шумящего потока вслушиваясь в попискивание металлоискателя. «Бик» — сигнал слегка уловимый, но четкий. Не иначе мой Eureka Gold уловил самородок в трещине каменного монолита на несколько сантиметров возвышавшегося над уровнем бурлящего потока. Аккуратно, острым концом геологического молотка расширяю и углубляю трещину, вынимая ее содержимое. Ожидаю самородок хотя бы на грамм, но с удивлением обнаруживаю золотину размером меньше спичечной головки. В трещине еще что-то «бикает», но возится с такой мелочью неохота, темнеет. Весело шагаю по следу бульдозера в лагерь, зажав под языком золотинку, боясь потерять первую добычу. С почином! Где нашел? Покажи! Обмыть бы надо. На дне эмалированной кружки золотинка была почти неразличима, но каждый из нас, делая очередной глоток, любовался этим крохотным сокровищем, с надеждой и трепетом представляя завтрашний день, смеясь и передавая кружку по кругу со словами «не проглоти» отхлебывали глоток золотой водки. Это уже традиция.

Нас разбудил далекий треск двигателя, приближающийся с каждой минутой. Гости пожаловали! Совсем не кстати. Выползли из палатки, ждем. Мы ожидали все, что угодно трактор, грузовик, Уазик с полицейскими, но из-за кустов выкатился на огромных колесах не иначе как луноход с двумя всадниками, мерно покачивающимися в такт ухабам. Наши гости были немало удивлены нашему пребыванию. Мы долго и настороженно расспрашивали друг друга о цели прибивания в столь удаленном уголке. Обстановку разрядил тот самый «луноход» дав повод перевести разговор в другое русло. Двигатель от мотороллера «Муровей», колеса-камеры от грузовика, баранка от ГАЗ-66 и т. д. Потом чаек поспел, а там и обед. За разговорами время пролетело не заметно. Мы не очень хотели распространяться о том, чем занимаемся, да и ребята с «лунохода» так же явно были в замешательстве. За обедом, пропустив по стаканчику, все расслабились. Мы рассказали о цели поездки, показали металлоискатели и тот самый крохотный самородок.

Ребята тоже не стали лукавить и вытащили из кустов свежи сколоченную проходнушку. Было достаточно одного взгляда на эту конструкцию, чтобы определить – новичков. Подстегнутые спортивным азартом, кто больше, мы разбрелись в разные стороны. Щетки, на которые я так надеялся, оказались под слоем льда, который не растаял еще с зимы. Небольшие участки открытых щеток у небольшого водопада были пустыми. А другие облизанные потоком щетки, голые как коленка в них ловить нечего.

Поднявшись от русла к борту, на небольшую терраску омытую весенним паводком у здоровенного валуна металлоискатель уловил хороший отчетливый сигнал. Пришлось применить не дюжую силу ворочать и отодвигать валуны, чтобы добраться до трещины в плотике, где скрывался золотой самородок. За свой нелегкий труд старатель всегда получает вознаграждение в самой твердой валюте — золотом.

В ручье воды было много, щетки коренных пород скрывал поток воды, из которого достать самородок не представлялось возможным. Леша, всеми силами пытался достать из трещины под водой самородок глубоко засевший в трещине. Откуда-то из недр джипа он даже извлек маску для подводного плавания, но как говорится, глаз видит, а зуб неймет. Зацепив крючком самородок, он не смог поймать его в потоке, так он и ушел в ледяную воду.

Ребята установили проходнушку, ловко приспособили трубу оставшеюся от старателей для подачи воды на шлюз проходнушки. Порода на проходнушку подается ведрами, в ручную. Разбирая щетки ломом, мужики руками доставали породу из образовавшихся трещин, но это как говорится мертвому припарки. В трещину, при разборке, попадала вода и сразу смывает золотоносный песок в образовавшеюся ямку с водой. Достать его оттуда не так то уж просто в ледяной воде. Тут бы им пылесос, мини драгу.

Посмотрев и запечатлев на фото устройство проходнушки помогли им снять улов, несколько пылинок. Конечно, за пару часов, что еще можно было намыть. Золото любит труд, ежедневный, с утра и до вечера, тяжелый мужской физический труд. Потаскай как ведра с породой, да помаши кайлом и лопатой, помой лотком в ледяной воде и поймёшь, что золото стоит намного больше тех бумажек, на которые его меняют.