Искатели сокровищ

Кто из нас в детстве не читал захватывающие книжки о кладах на дне океана, о городах, затерянных в джунглях, и слитках золота, которые охраняют клубки ядовитых змей? Кто не отмерял вместе с героями десять шагов от скалы на восток и, глядя на карту, не повторял вслед за ними срывающимся от волнения голосом: “Копать будем здесь”.

Но идет время, и, как говорят резонеры, «жизнь расставляет всех по своим местам, а море хранит тайны». И все же десятки тысяч людей, даже став взрослыми, живут надеждой отыскать “свой”, скрытый до поры клад. Их, превративших детские мечты в хобби, а то и во вторую профессию, порою полупочтительно называют “искателями сокровищ”. И вправду, надо быть оптимистами высокой пробы, чтобы искать заброшенные серебряные шахты, следы забытой культуры в мертвых оазисах или бороздить океан, выбрасывая деньги на ветер.

Но романтики и авантюристы всегда получали (и будут получать) от судьбы и истории свой шанс. По оценкам профессионалов за обозримую историю на океанском и морском дне скопилось порядка двух миллионов (!) кораблей. Начиная с 1500 года только в Северной Америке их было поднято 65 000. Так называемый Cловарь морских катастроф говорит о 12 542 парусниках и военных кораблей, затонувших с 1824 по 1962 год.

Только у Азорских островов за последние пять веков затонуло порядка 850 судов, из которых 140 – испанские и португальские, наверняка имеющие на борту предметы, представляющие немалую ценность.

Нынешние охотники за сокровищами, оснащенные современным оборудованием, находятся в лучшей ситуации, чем подводные археологи, субсидируемые из скромных государственных бюджетов. У первых есть спонсоры, дающие возможность искать и затем продавать найденное с большой выгодой.

Два десятка лет назад американец М. Фишер со товарищи поднял затонувший у берегов Флориды испанский галеон “Сеньора де Аточа” с грузом золота и драгоценностей на сумму в десятки миллионов долларов. Позднее они же отыскали затонувший два с половиной века назад “голландец” Geldermalsen с грузом китайского фарфора и золотых слитков, так что компания Кристи только на комиссионных от этой распродажи получила $16 миллионов прибыли.

А вот еще одна история о человеке, посвятившем жизнь кладоискательству. На вопрос о том, что гонит его в холодные воды Атлантики, американский поисковик Т. Томпсон ответил: “Все дело в звездном мгновении, делающем человека миллионером”. После пятнадцати лет отчаянных поисков в октябре 1989 его экспедиция подняла с глубины в 2500 метров более двадцати тонн золота с затонувшего в 1857 парохода “Сентрал Америка”.

В 1999 экспедиция искателей счастья подняла китайский корабль, затонувший в Южно-Китайском море в XVIII веке, и унесла в свои закрома один миллион фарфоровых изделий.

Проблема, создаваемая охотниками за сокровищами, заключается не только в том, что богатства уплывают в чьи-то карманы. К сожалению, никто бесценные находки не изучает и не систематизирует, а эксперты нужны поисковикам только для того, чтобы определить цену находки. После распродаж уникальные ценности расползаются по частным коллекциям в разные страны мира, что не дает возможности составить единую картину исторического прошлого. А ведь каждому добросовестному ученому нужно время, чтобы изучить и определить место находки в контексте культуры.

В этой связи можно вспомнить боевой шведский корабль XVII века “Ваза”. Поднятый со дна моря, изученный археологами и восстановленный, сегодня он стал музеем и местом паломничества туристов.

А документы с другого судна, «Пандора», поднятого у берегов Австралии, поведали историкам детали о бунте на корабле “Баунти” и историю погони за восставшим судном.

В последние годы появилась надежда, что грабители раскопок и старинных кораблей, лежащих на дне более ста лет, будут преследоваться международным законом. Особую озабоченность выражают страны c давними международными связями, чьи исторические торговые маршруты породили длинный реестр затонувших кораблей.

Можно ли поставить коллекционера и человека, увлеченного поисками сокровищ, в рамки этики и закона? В конце концов, каждый из собирателей – охотник за сокровищами. Все определяется балансом между личной выгодой и вредом для общества и культуры. Сегодня только в Соединенных Штатах существуют десятки клубов “цивилизованных” охотников за сокровищами. В одном только штате Нью-Йорк их насчитывается около десяти. Вооруженные лопатами и металлоискателями, сонарами и аквалангами, местные поисковики и их калифорнийские коллеги из Санта-Клары, c которыми они дружат, зачастую помогают в поисках археологам и даже криминалистам.

Венцом такой работы являются совместные выставки, которые устраиваются по окончании археологических раскопок. Но самое важное заключается в том, что ценные находки в конце концов оказываются в музеях, которым и должны принадлежать. Для читателей, живущих в Нью-Йорке, легко отыскать клуб охотников за сокровищами: THE BROOKLYN TREASUREHUNTER’S CLUB, Contact phone: 718-372-2352.

Множество профессиональных аквалангистов на свой страх и риск готовы поучаствовать в поисках сокровищ — в свободное время они обучают начинающих энтузиастов. Так, капитан Д. Берг и его команда Wreck Valley базируются на Лонг-Айленде и работают с затонувшими судами на Восточном побережье США и в районе Нью-Йорка. Капитан является автором десяти книг и видеофильмов о своих экспедициях и любимом предмете.

Пожалуй, нет ни одного древнего поселения, вокруг которого не ходили бы предания о спрятанных богатствах, таинственных подземных ходах за маленькой железной дверью в стене. Что касается истории страны, в которой мы жили, то смутных времен в Российской империи было много, и добро там научились хоронить надежно и порой на века. Так, еще в 1898 году в одной из стен Киево-Печерской Лавры был размурован клад из 16 079 штук золотых и серебряных монет, причем вес золота составлял более 27 килограмм.

Не говоря о скифских курганах и находках мирового значения, вспомним о бриллиантах и золотых “десятках”, найденных без числа после революции 1917 года.

А вот искатели сокровищ на манер западных появились в России совсем недавно. И если “белые” поисковики сотрудничают с историками и международными организациями, то «черных» следопытов обвиняют в мародерстве и «вламывании» в историческую среду. Впрочем, в жизни цвета перемешаны, и куда нести найденную наполеоновскую медаль или немецкий “железный крест”, в музей или на продажу, каждый решает для себя сам.

К счастью, в России есть не только люди, живущие материальными интересами, но и самоотверженные “красные” следопыты, верящие, что война не закончена, пока не похоронен последний солдат, возвращают семьям и их потомкам документы и останки тысяч бойцов Красной Армии, брошенных после смерти и цинично списанных в пропавших без вести в Великую Отечественную и горькую войну.

Люди всегда будут искать опору в окружающем мире. А какие ценности важнее — материальные или духовные — каждый выбирает по себе. Но какой бы голос ни звал человека в дорогу, разыскивая сокровища на суше и на море, он неизбежно делает доброе дело, возвращая нам частицы истории, еще раз вдохновляя окружающих двигаться вперед, “бороться и искать, найти и не сдаваться”.