Клады Саратовской области

Кладоискатели Поволжья уверены в том, что большую часть награбленных сокровищ лихой атаман волжской вольницы Степан Разин упрятал именно в их регионе. А награбил смутьян, согласно историческим летописям, немало. Клады, которые искателям удается обнаружить в Поволжском регионе время от времени, только подтверждают их версию.

Историки, топографы и военные знают о существовании карт, изданных до 1917 года, на которых указаны места, где примерно следует искать сокровища. Но вся загвоздка состоит как раз в этой «примерности». Как следует трактовать такую фразу: «Около Капитанской горы клад схоронен»? Как точно определить именно тот квадратный метр с зарытыми сокровищами, когда пометка крестиком на карте указывает на весьма обширный по площади географический объект, — ведь раскопки такой горы могут занять десятилетия!

АНОМАЛЬНЫЕ МЕСТА САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ — ТУТ!

Поэтому вся проблема поиска кладов, которые ведут как члены официальных историко-краеведческих обществ, так и частные лица, зачастую упирается именно в масштабность работ, причем это касается и поисков в архивах, и проведения раскопок непосредственно на местности.

Найти клад без картографической основы — дело нереальное. Указания на места кладов есть, например, в дореволюционных источниках. В их числе — «Историко-географический словарь Саратовской губернии: южные уезды Царицынский и Камышинский» А. Н. Минха, работы других членов Саратовской ученой архивной комиссии (СУАК) и т. д.

УТЕС СТЕПАНА РАЗИНА

Утёс Степана Разина — участок обрывистого берега Волги на границе Саратовской и Волгоградской областей.

Утёс находится в 5 километрах к югу от села Белогорское, под 50°36' северной широты и 45°39' восточной долготы. Берег Волгоградского водохранилища в этом районе возвышается на 35—40 метров. Верхний слой обрыва толщиной 20 метров сложен меловыми породами турона-сенона, возраст которых достигает 90 млн лет. Нижний слой образуют кварцево-глауконитовые пески сеноманского яруса возрастом 100 млн лет. Утёс разбит пополам глубоким «Невольничьим» («Тюрьминским», «Дурманным») оврагом, с юга граничит с Дурман-горой, высота которой достигает 186,2 метра. В районе утёса также известны четыре старообрядческих пещеры: «Старая I», «Старая II», «Лисья» и «Майская», продолжительностью от 600 до 800 метров (вероятно, до обвалов имелась единая система соединённых друг с другом тоннелей). Утёс является самой северной точкой природного парка «Щербаковский», на территории которого также находятся связанные с именем Степана Разина бугры «Ураков» и «Настин».

Утёс Степана Разина имеет научное историко-культурное значение, официально признан археологическим памятником природы Саратовской области.

Доподлинно известно, что район утёса был освоен уже в Бронзовом веке. Следы более поздних поселений относятся ко временам Большой Орды и народного восстания под предводительством Степана Разина. Предположительно, в военном лагере, располагавшемся на вершине утёса, жил и командовал сам легендарный атаман, лично выслеживал и грабил купеческие корабли, проплывавшие мимо по Волге, а захваченных пленников бросал в заточение в «Тюрьминский» овраг. Также существует предание, что именно в этом месте Разин утопил персидскую княжну.

Из-за того, что мятежное войско прошло вдоль Волги до Саратова, среди жителей разных прибрежных сёл утёсами (буграми) Степана Разина называли разные участки берега, от Щербаковки на юге до Нижней Банновки на севере. Это послужило причиной расхождений в путеводителях и записях путешественников. Место, очень похожее на утёс, первыми описали художники Григорий и Никанор Чернецовы в 1838 году. Через год исследователем А. Леопольдовым под названием Курган Стеньки Разина было описано другое место, находившееся немного южнее и называвшееся в народе «Раковой» горой. Небольшую заметку про бугор Стеньки Разина оставил и Тарас Шевченко, видевший его с борта корабля. В 1861 году основателями Саратовского художественного музея Николаем и Алексеем Боголюбовыми в труде «Волга от Твери до Астрахани» Бугром Степана Разина было названо место, находившееся севернее всех предыдущих описаний. Первая фотография утёса была сделана нижегородским фотографом М. Дмитриевым в 1894 году. В начале XX века в путеводителе «Спутник по реке Волге и её притокам Каме и Оке» была опубликована карта с точным указанием местоположения утёса и Дурман-горы.

Археологические экспедиции

Одна из первых официальных научных экспедиций на Утёс Степана Разина была организована в 1907 году. Краеведами было исследовано городище, возникновение которого приписывалось ко временам крестьянских восстаний под предводительством Степана Разина. Обнаруженные предметы, прежде всего монета, чеканившаяся в царствование Алексея Михайловича Романова, подтвердили возраст городища. В 1960-х годах на утесе проводились археологические раскопки под руководством профессора исторического факультета Саратовского университета И. В. Синицына. Были обнаружены культурные слои эпохи Бронзового века, периода татаро-монгольского ига и новые доказательства пребывания в этих местах отрядов Степана Разина.

Легенды

Дурман-гора

При отсутствии прямых доказательств как самого пребывания Степана Разина в окрестностях утёса, так и связанных с этим событий, за прошедшие с тех времён века в народе сложились самые разные легенды о кладах, якобы зарытых в этих местах, о явлениях призраков и других мистических событиях.

Гробница Марины Мнишек

В 1859 году в Саратовских Губернских Ведомостях был опубликован рассказ бурлака, который, взобравшись вместе со своим товарищем на утёс, увидел в земле отверстие с дверью. Спустившись в подземелье, они оказались в богато обставленном помещении, посреди которого был установлен окованный тремя железными обручами гроб. В углу комнаты висела икона в осыпанном драгоценными камнями окладе, а вдоль стен стояло множество бочек с золотом и серебром. Бурлаки помолились иконе, после чего товарищ рассказчика схватил молот, лежавший возле гроба, и разбил замки на гробе, из которого поднялась ожившая Марина Мнишек. Бурлак, обезумев, начал стегать её железными прутьями, а попытавшийся его остановить рассказчик был мгновенно выброшен за дверь невидимой силой. Вход в подземелье бесследно исчез. После случившегося бурлак вернулся на корабль один, его товарищ пропал без вести.

Примечательно, что похожая легенда связана и с находящимся чуть южнее Ураковым бугром. Согласно ей, бурлаки спустились в пещеру монгольского колдуна Газука, где им привиделась восставшая из золотого гроба девушка[2].

В конце XIX века крестьянином из села Даниловка была рассказана история, переданная ему покойным отцом, участником случившегося. В штормовую погоду трое даниловских крестьян отправились на противоположный берег Волги, где они встретили молодого парня и женщину с ребёнком. Незнакомец попросил перевезти его в Даниловку, и после недолгих торгов крестьяне согласились. На середине пути парень приказал своей спутнице выбросить ребёнка за борт. Услышав отказ, он бросился на неё с кинжалом и был убит веслом быстро среагировавшего рулевого. Спасённая женщина рассказала, что её убитый похититель был разбойником. Раздев его, крестьяне обнаружили кладовую грамоту, составленную одним из есаулов Степана Разина, в которой подробно описывалось место захоронения богатств атамана на Дурманной горе. Разыскивать клад крестьяне отправились на Пасху. После недолгих поисков, помолившись, начали рыть. Однако тут начало происходить необъяснимое: сначала на крестьян ринулось стадо бешеных коров, затем поднялась буря, из которой показались трое разбойников с дубинами, после чего герои рассказа, испугавшись, решили прекратить поиски. На следующий день клада в яме уже не было, остались только отпечатки от зарытого там сундука и следы немецкой повозки.

Призрак Степана Разина

Согласно рассказам жителей окрестных сёл, дух казнённого атамана неоднократно являлся людям в разных обличиях. Одну из таких историй, согласно которой в лесу у Дурман-горы голос Разина слышал немецкий дровосек, записал со слов даниловского крестьянина руководитель экспедиции 1907 года Б. В. Зайковский. Жителем села Щербаковка был пересказан другой загадочный случай, произошедший с его отцом, который видел призрак Степана Разина. На пути в Даниловку в сильную вьюгу ему встретился старец в лохмотьях, отказавшийся от приглашения на тёплый ночлег со словами: «Стенька Разин я, великий грешник. Я должен страдать ещё 70 лет. Скажи всем людям, русским и немцам, пусть живут в мире!»[].

Загадка Дурман-горы

Из всех легенд, связанных с Утёсом Степана Разина, учёным удалось разгадать только одну. Многие археологи и кладоискатели, с конца XIX века активно искавшие богатства, зарытые атаманом, жаловались на головокружение и ухудшение самочувствия. Происходили и более странные события, из-за чего клады считались заговорёнными и проклятыми. Последняя примечательная история случилась уже в советские времена с остановившимся передохнуть трактористом, работавшим у Дурман-горы. Сквозь сон он услышал, как кто-то с силой распахнул дверь трактора, однако вокруг никого не было. Стоило ему снова заснуть, как всё повторилось. В народе также распространена молва о тюремном овраге, где якобы все узники Степана Разина после первой же ночи заболевали. Однако объяснение этим мифам дали исследования геологов, обнаруживших в этих местах электромагнитное излучение — предположительно, наследие находившегося там вулкана.

СТЕНЬКА РАЗИН — РУССКИЙ ФЛИБУСТЬЕР

Автор: Андрей НИКИТИН

Источник: журнал Колумб № 12 (2005)

Степан Разин, вне всякого сомнения — эпическая фигура российской истории. Вождь крестьянского восстания 1670-1671 годов, казачий атаман, колоритный народный предводитель, он прославился своим разгульным образом жизни, многочисленными военными победами и не менее богатыми трофеями. Слухи и легенды о сокровищах, награбленных разинскими казаками, поражали воображение многих поколений. До сих пор существует мнение, что часть драгоценных металлов, золотых монет и камней, была спрятана легендарным атаманом в надежном месте. Но где же следует искать клад Стеньки Разина?

Казаки-разбойники

Степан Разин родился примерно в 1630 году на вольном Дону, в богатой казачьей семье. По некоторым данным, он был «тумой», т. е. сыном казака и плененной турчанки, прекрасно знал турецкий, татарский языки.

Казаки в то время были весьма своеобразным военным сословием. Они не подчинялись российскому законодательству, имели самоуправление и вели особый образ жизни. Главным занятием их были походы на соседних татар, турок и ногайцев. Из походов казаки возвращались с богатой добычей. В начале XVII века донские казаки освоили морской вид разбоя. На небольших лодках — стругах, они выходили в Азовское, затем Черное море и грабили проходящие суда. Однако в 1660 году выход в Азовское море был накрепко перекрыт турками. Недалеко от Азова они построили мощную крепость Седд-ул-Ислам, а течение Дона перегородили цепями, прикрепленными к двум башням, расположенным на разных берегах. Это вызвало настоящий кризис «казацкой экономики».

Некоторые отряды казаков стали совершать набеги даже на российские области. Так, в 1666 году атаман Василий Ус с 500 конниками дошел почти до Тулы, по дороге совершая различные реквизиции. Приказчик имения князя Голицына, в частности, сообщал, что воровские казаки взяли в его усадьбе «10 лошадей, платье, холсты, побили скотины 10 свиней и 20 баранов».

Но Стенька Разин такой мелочевкой заниматься не захотел. Он задумал более грандиозный «проект». Разин решил собрать большой отряд, сесть на струги и через Дон, сухопутную переволоку, Нижнюю Волгу выйти в Каспий и там заняться грабежом богатых прибрежных владений иранского шаха. Сделать это было непросто. В низовьях Волги, в Астрахани, располагался мощный русский гарнизон. Основной задачей его как раз и являлось не допускать в Каспийское море разбойничьи казачьи ватаги.

Тем не менее смелый план Разина понравился казакам. В мае 1667 года двухтысячный разинский отряд на 40 стругах вышел в поход.

В районе Царицына Стенька остановил и ограбил караван судов, доставлявший отборную икру самому патриарху и царю Алексею Михайловичу. Казаки забрали себе все имущество, часть судов, оружие и боеприпасы, продовольствие. Затем, ловким маневром обманув астраханских воевод, Разин по одному из протоков прорвался в Каспийское море.

Основной базой казаков-флибустьеров стал остров Чечень. Именно отсюда Разин отправился в так называемый персидский поход.

Персидский поход

Нападениям казаков подверглись практически все крупные города, расположенные на западном побережье Каспийского моря — Дербент, Терки, окрестности Баку. Тактика разинцев была проста, но эффективна. Они незаметно приплывали к крупному портовому городу и прятались в ближайших плавнях. Затем засылали в город лазутчиков. Те выясняли — есть ли в городе воинский гарнизон, как настроены жители, где хранятся товары. Затем, как правило рано утром, неожиданно нападали на город, разбивали гарнизон и грабили богатых обывателей. В захваченном городе разинцы задерживались до тех пор, пока на горизонте не показывался крупный контингент персидских сухопутных войск. Порой городские власти добровольно выплачивали незваным пришельцам крупную денежную контрибуцию, при условии, что казаки добровольно покинут город. В прибрежной полосе разинцы, при удобном случае, перехватывали торговые суда.

Их струги — длинные, широкие, с малой осадкой, были тихоходны в открытом море, но прекрасно маневрировали на каспийском мелководье, среди скал и подводных камней. Они легко держались на крутых волнах. Каждый струг имел две пушки, на носу и на корме, небольшой парус, запасы воды, продовольствия, и «экипаж» до 50 человек.

Вскоре нападению казаков подверглись персидские города, расположенные на южном побережье Каспия — Решт, Ферахабат, Астрабат и другие.

Персидский шах направил против флибустьеров Разина крупную флотилию под командованием Менед-хана. На 50 судах находились 3700 шахских солдат. Разинцы располагали втрое меньшими силами.

Но Стенька не растерялся. Он решил заманить шахский флот в ловушку. Казаки изобразили паническое бегство. Персы бросились за ними в погоню. Дабы не упустить ни одного разбойничьего струга, Менед-хан приказал персидским судам соединиться цепями и захватить казаков в своеобразную сеть. У Свиного острова персы настигли флибустьеров. Неожиданно шесть разинских стругов круто развернулись и на веслах подошли к персидскому флагману. Казаки топорами прорубили в бортах проемы и забросили в них несколько горящих бочек с порохом. Флагман взорвался и пошел ко дну, потянув за собой в пучину другие персидские корабли. Тех, кто оставался на плаву, разинцы расстреливали из пушек и брали на абордаж. Весь персидский флот, за исключением трех судов, был сожжен или потоплен. На захваченных судах Стенька, среди прочих трофеев, обнаружил 15-летнюю Фатиму Менеду, дочь погибшего персидского флотоводца. Ее Разин сделал своей наложницей.

После блестящей морской победы Стенька решил вернуться на Дон.

Астраханский клад

На этот раз с боем прорываться через Астрахань Разин не стал. Он банально подкупил астраханского воеводу И. С.Прозоровского. В числе взяток, в частности, фигурировала бесценная соболья шуба, крытая атласом и ранее принадлежавшая злополучному Менед-хану. Прозоровский дары принял и без особых проволочек впустил разинцев в город. Разодетый в пух и прах Стенька ходил по Астрахани в сопровождении восторженных обывателей, бросая в толпу золотые дукаты. Попрошайки вставали перед ним на колени и называли «батюшкой». Разинские корабли были богато убраны коврами, шелком. Струг атамана был полностью обит красным бархатом, украшен ожерельями жемчуга, а на мачтах гордо развевались два паруса из парчи.

Однако некоторые специалисты полагают, что основную казну Стенька «заначил» и спрятал где-то недалеко от Астрахани. Он боялся, что царский воевода Прозоровский реквизирует ценности, награбленные казаками во время персидского похода. Заложение клада произошло в конце августа 1669 года. Золото, серебро было аккуратно уложено в кованые сундуки и зарыто недалеко от берега. Называется даже место тайного схрона — плавни в районе так называемой Косы (ныне это район города Астрахань). Кстати, именно в этом месте Разин сбросил в воду несчастную персидскую княжну.

Считается, что Стенька совершил столь непристойный поступок, находясь в состоянии пьяного психоза. Но существует и другое, более логичное объяснение — княжна что-то знала о месте захоронения клада, и от нее решили избавиться, как от нежелательного свидетеля.

У Разина уже тогда возник четкий план — вернуться на Дон, собрать большое войско и тряхнуть «государство Московское». В случае удачи Разин надеялся примерить на себя корону русского царя. При провале он собирался бежать в Турцию, и там спрятанный клад ему очень бы пригодился. Но события сложились иначе, чем планировал легендарный атаман. В сражении под Симбирском Стенька был ранен, а 14 апреля 1671 года соратники выдали Разина царским властям. Вскоре он был казнен.

Поисками разинского клада исследователи занимаются давно. Астраханская версия считается самой перспективной. Однако организация подводных поисковых операций требует немало сил и, самое главное, финансовых вложений.

КЛАД В КРАСНОАРМЕЙСКЕ

Пенсионер из Красноармейска (Саратовская область) нашел на своем садовом участке клад изделий из золота общим весом 2,8 кг. Об этом во вторник сообщили в администрации Красноармейского района региона.

Железная коробочка, в которой пенсионер обнаружил 517 старинных золотых монет, золотые цепочки, кольца и браслет, находилась в земле, привезенной по его просьбе в огород с места будущего строительства храма Петра и Павла в Красноармейске, сообщает «Интерфакс».

В настоящее время специалисты-историки и работники налоговой инспекции определяют стоимость клада, 50% которой по закону причитается обладателю находки.

Пенсионер намерен передать часть средств на строительство храма Петра и Павла.

СОСНОВО-МАЗИНСКИЙ КЛАД

комплекс медных изделий, относящихся к эпохе поздней бронзы (12-11 вв. до н. э.). Открыт в 1901 близ с. Сосновая Маза (Хвалынский район Саратовской области). В составе клада (общий вес 21 кг) 58 широких однолезвийных орудий (серпы или косари для расчистки пахотных участков), 5 кинжалов с листовидными клинками и ажурными рукоятями, 4 кельта и 1 слиток бронзы.

Подобные типы кинжалов были распространены в Северном Причерноморье и на Кавказе в позднем бронзовом веке и восходят к формам, производившимся в металлургических центрах Закавказья и Ирана (особенно в Луристане). Вещи, вероятно, принадлежали вождю племенного союза или одного из племён, обитавших в степях.

РУССКИЕ МОНЕТЫ В КЛАДАХ ПОВОЛЖЬЯ

Русские монеты в кладах среднего Поволжья XIV — первой половины XV в.

Исследование связи русского денежного обращения с денежным обращением соседних регионов в XIV — XV в. является достаточно важным при изучении всего комплекса экономических отношений данного периода. Особенное место по вполне понятным причинам занимает вопрос о взаимоотношениях русской и татарской денежных систем.

На протяжении более чем ста пятидесяти лет эта проблема остается актуальной для исследователей истории и культуры княжеств Северной Руси и Московского государства. Анализируя состав денежного обращения Золотой Орды, П. С. Савельев обращал внимание на присутствие русских монет в Поволжье (Савельев П. С. 1858). Достаточно остро данный вопрос был поставлен в работах А. В. Орешникова “Окуловский клад русских денег” и И. И Толстого “Деньги великого князя Дмитрия Ивановича Донского” (Орешников А. В. 1908; Толстой И. И. 1910). В 40-50-е гг. XX в. к этой теме обращались Г. Б. Федоров, И. Г. Спасский, В. Л. Янин (Федоров Г. Б. 1947; Спасский И. Г. 1956; Янин В. Л. 1956). И в настоящее время данный вопрос остается одним из наиболее актуальных, свидетельством чего являются работы Г. А. Федорова-Давыдова, А. М. Колызина и других исследователей. Однако основной темой, которая привлекает внимание археологов и нумизматов, является оценка роли влияния золотоордынской денежно-весовой системы в процессе возобновления собственной чеканки Московским, Рязанским и Суздальско-Нижегородским великими княжествами в XIV веке (Федоров-Давыдов Г. А. 1981, 1989; Колызин А. М. 1994, 1998; Кистерев С. Н. 1998). Изучается также проблема обращения монет Золотой Орды на русской территории (Федоров-Давыдов Г. А. 1960, 1963; 1981 и др.). Рассматривалось обращение русских монет в Поволжье в первой половине XVI века (Спасский И. Г. 1954). В то же время, участие русских монет в денежном обращении татарских земель XIV — XV веков — до сих пор не являлся предметом отдельного исследования, хотя практически в каждой работе, посвященной истории денежного обращения или нумизматике данного периода, данная тема в той или иной мере затрагивается. В процессе создания сводной топографии русских кладов XIV — первой половины XVI в. появилась возможность рассмотреть этот вопрос более подробно, чему и посвящена настоящая статья.

Верхней хронологической границей периода, к которому принадлежат изучаемые клады, является последняя четверть XIV в. то есть начало собственной чеканки в русских княжествах. Нижняя граница – середина XV в. то есть конец правления Василия II и момент прекращения поступления русских монет в Поволжье. В приложении приведена сводка сведений о кладах, происходящих из рассматриваемого района.

На сегодняшний день известно не менее 15 датированных кладов данного периода, обнаруженных в Поволжье и содержащих русские монеты (к русским в данном случае следует относить и ордынские монеты с рязанскими надчеканками).

Более точные сведения о кладах приводятся в приложении, а в таблице 1 представлены основные данные, необходимые для анализа их состава. Для находок из Поволжья характерны следующие особенности.

Во-первых, крайне небольшой процент русских монет. Он колеблется от 0,01 % (Каратун, 1986, № 3) до 4,20 % (Рыбушка, 1915, № 2) и лишь в огромном Светинском кладе 1936 года (№ 8) составляет 13,36 % от общего количества.

Во-вторых, очень большие размеры кладов. Лишь один из них, самый южный, содержит менее 500 монет (Рыбушка, № 2) а количество монет в остальных десяти колеблется от 556 (Нимич-Касы, № 11) до почти 9000 экземпляров (Светино, № 8)*. Для сравнения, на всей остальной территории, где в это время в кладах присутствуют монеты русских княжеств, найдено лишь восемь кладов, содержащих более 500 монет.

Третье, что необходимо отметить: рассматриваемый сейчас регион — место наибольшей концентрации золотоордынских кладов конца XIV — начала XV вв.