Или в Пермь придут китайцы

У губернатора Басаргина есть шанс заработать 5 млрд долларов и спасти регион от долгов. Как – советуют эксперты «URA. Ru»

В начале марта стало известно, что уровень государственного долга Пермского края за минувший 2014 год вырос почти до 12,5 млрд рублей — то есть в 23 раза. Случившееся с богатым регионом-донором можно объяснить по-разному: как внешними проблемами в виде экономического кризиса, так и внутренними — низкой компетенцией региональных управленцев, от которых зависит бизнес.

В любом случае деньги региону нужны, и есть где их взять. Как удалось выяснить корреспонденту «URA. Ru», по крайней мере драгоценные залежи в пермских недрах по-прежнему ждут, чтобы пришел кто-то рачительный и воспользовался ими. А это по оценке экспертов десятки миллионов карат самых дорогих в мире алмазов и 15 тонн золота — как минимум.

«С середины двадцатого века в Красновишерском алмазоносном районе добыто 6 млн карат, — рассказывает заслуженный геолог РФ, заместитель генерального директора ЗАО „Пермгеологодобыча“ Георгий Морозов, — а можно поднять еще 13 миллионов (один ct — 0,2 г). И это — вполне обоснованная оценка, сделанная несколько лет назад в итоге изучения месторождений, разрабатываемых „Уралалмазом“, и их окрестностей. Моего друга, одноклассника, однокурсника, коллегу и единомышленника Анатолия Рыбальченко тогда, в 1995-м, зазвали на должность заместителя главного геолога этого прииска, а спустя некоторое время он и меня уговорил съездить посмотреть на местные странности. И мы с ним двое суток безвылазно ползали по вскрытому экскаваторами карьеру. Это был не шурфик, не скважина, а свежее обнажение площадью полтора квадратных километра, где все все было наглядно и абсолютно не совпадало с тем, что мы знали о вишерских алмазах».

Эксперты констатируют, что те события 20-летней давности привели к появлению очень убедительной и очень неожиданной туффизитовой версии происхождения уральских алмазов (точнее, алмазов уральского или бразильского типа). Ее противники в научном мире многочисленны, активны, обременены званиями и высокими постами и даже сатиричны, когда именуют гипотезу «туфтизитовой» или «туфтазитовой». Но как раз она позволила открыть в Пермском крае новый алмазоносный район — Александровский, месторождения которого уже поставлены на баланс и готовы к освоению. Рыбьяковское — с запасом 127,8 тысяч карат и Ефимовское — на 52,4 тысячи. Относительно обоих получены свидетельства об установлении факта открытия. Выдана, наконец, в 2014-м и лицензия на разведку-добычу — спустя шесть лет после подачи заявки, а не шесть месяцев, как положено по регламентам.

Рыбьяковское и Ефимовское месторождения — блистательный результат исследований, проводившихся с 2002 года по инициативе и на деньги олигарха Дмитрия Рыболовлева. Геологосъемщикам, что называется, подфартило: и дело интересное, и заказчик платит. Создали ЗАО «Пермгеологодобыча», закипела работа, и всего в тот период было выявлено и локализовано 18 алмазоносных объектов на территории протяженностью от Промыслов Горнозаводского района на юге до чердынского Ныроба на севере. Все — аналогичного туффизитового генезиса. Причем алмазы были обнаружены на всех семи участках, где брались крупнообъемные пробы. Установленная в ходе съемки суммарная прогнозно-ресурсная база, согласно опубликованным цифрам, составляет 5,3 млн карат, не считая 13 млн карат, фактически брошенных сейчас на площадях объявленного банкротом «Уралалмаза». И пусть даже эти оценки завышены, но речь-то идет об особых камнях — круглых. Не якутских, с валовой стоимостью в полсотни долларов за карат, а пермских, продающихся на порядок дороже, за $500. Арифметика простая: 10 млн карат, умноженные на 500, могут принести 5 млрд долларов.

«Мы в Александровске можем открыть второй „Уралалмаз“ — было бы к тому чье-нибудь намерение, — говорит Георгий Георгиевич, — только гораздо более технологичный, современный, простой. Материалы геологические для этого проработаны. Вишера была сложнее. А здесь — все рядом. Железная дорога практически под боком — 40 км не проблема. Твердая дорога есть, ЛЭП-500 проходит. Это не Красновишерск зековских времен начала 50-х, где первые пробы вывозили зимой на санях. Сейчас запустить все это — что на Вишере, что в Александровске — абсолютно реально. Даже в Горнозаводске, где объекты у нас не завершены, не доведены до стадии оценки, получены алмазы, и хорошие. Коммуникационно, инфраструктурно сейчас все лучше, чем в 60-70-х. Дороги разве только стали похуже — не ремонтировались. И все, что касается постановки разведки и подготовки к добыче, можно развернуть за год — полтора — два. Ведь разведка уже может содержать элементы добычи. Можно брать крупнообъемные пробы промышленного типа и уже хотя бы частично окупать разведку текущими находками алмазов».

Кроме того, неподалеку расположена и давно известная россыпь на реке Чикман, запасы которой в четыре, а то и в пять раз больше, чем у Рыбьяковского месторождения. За разработку Чикмана пока никто не брался, поскольку считается, что камень там мелкий — 45-47 мг, тогда как средний вишерский — где-то полкарата, а как-то попался и 35-каратник. Но есть рядом еще четыре участка, где работы ведет команда владельца и председателя совета директоров ОАО «Александровский машиностроительный завод» Геворга Меграбяна, входящего в первую сотню лидеров армянской диаспоры. Специалисты-геологи у него трудятся, по утверждению Георгия Морозова, очень хорошие, и алмазы там идут весьма достойные. Так что эта концентрация в одном месте, во-первых, коренных месторождений, сейчас принадлежащих Дмитрию Рыболовлеву, во-вторых, россыпи Чикман, в-третьих, «квартета» Меграбяна, дает Александровску очень неплохие перспективы для ближайшего стремительного развития. И суммарные промышленные запасы всех объектов такого куста достигнут примерно миллиона карат, а разведка и добыча будут относительно дешевы благодаря наличию транспортной инфраструктуры и энергетических сетей. Так что для города может наступить совсем иное время, когда недавнее отключение света на всех улицах за долги муниципалитета будет восприниматься не как угроза. но как исторический анекдот.

«В свете освоения нового Александровского алмазоносного района совсем иначе видятся роль и судьба прииска „Уралалмаз“, — считает заслуженный геолог РФ, первооткрыватель Георгий Морозов. — В последние годы там практиковали замечательное начинание — компактные и очень энергосберегающие СОФы, сезонные обогатительные фабрики. И владеют всем необходимым опытом, а также соответствующими знаниями и навыками люди, которые сейчас остались в Красновишерском районе не у дел, обогатители. Это наиболее ценные кадры, лишиться которых для края очень нежелательно. Сегодня запустить разведочную стадию под Александровском — это год —полтора — два. При наличии либо конкретных инвесторов, либо рабочей инициативы краевой власти. С другой стороны, если, как всегда, не надо будет ничего и никому, то и алмазы сами из земли не полезут, и красновишерские специалисты через два — три — четыре года будут потеряны, как и обогатительные установки. А вообще не исключено, что могут прийти, например, китайцы: купят у владельца Рыбьяковское и Ефимовское месторождения и появятся. Свято место пусто не бывает».

Последние события только подтверждают процитированную русскую идиому. Например, Георгий Георгиевич достаточно твердо исключил вероятность появления возле прикамских алмазов соседей-свердловчан: не их профиль. Зато золотопромышленники, мол, из них знатные, что подтверждает и директор Естественнонаучного института ПГНИУ, доктор геолого-минералогических наук Владимир Наумов: «Артели Свердловской области, в отличие от пермских, сумели сохранить кадровый состав специалистов, способных грамотно вести разработку россыпей, развивают производство добычи рудного золота. Начинать все с нуля, с обучения персонала добыче золота, в Пермском крае сегодня никто не будет, а завтра и возможности не останется. Утеряны традиции, опыт и практика. Единственно возможный вариант развития золотодобычи в Прикамье — привлечение современных компаний, имеющих опыт, обученный персонал, культуру производства, технические возможности и способных добывать металл».

В полном соответствии со словами ученого не так давно стало известно, что на прежнюю вотчину «Уралалмаза». золотую россыпь на речке Саменка в Красновишерском районе, нацелилось екатеринбургское ООО «Уральская горная компания». Пермских же потенциальных интересантов предложение поучаствовать в борьбе за лицензию не вдохновило. В прошлом десятилетии всего два местных предприятия вели в Прикамье золотодобычу — тот же «Уралалмаз» и горнозаводское ООО «Старатель». Хотя даже в те благословенные дни количество намываемого ежегодно желтого металла составляло всего от десятка до сотни кило, тогда как до революции на красновишерском севере мыли за год по 900 кг, а артелям Свердловской области на восточном склоне Урала сейчас места не хватает. Казалось бы, у соседей есть 314 тонн разведанных запасов, но из них активных, на которые можно взять лицензию, которые не обременены ограничениями использования, менее 10 процентов. Этим и объясняется интерес свердловчан к Прикамью.

Достаточно вспомнить, что информация о лицензии на Саменкинскую россыпь появлялась еще два года назад, но тогда участок достался пермскому ООО «Вега», контролируемому екатеринбургским ООО «Вторичные драгоценные металлы». Теперь же пермяков и вовсе отлучили от дела, заменив на «УГК», чьим генеральным директором, кстати, является Валерий Кольцов, учредитель все тех же «Втордрагметаллов». Впрочем, по мнению ведущих прикамских специалистов по золоту, не столь важно, кто моет, лишь бы залежь находилась в работе, а местный патриотизм здесь не очень-то оправдан. В этом смысле хоть какое-то оживление в отрасли, уже несколько лет не подающей признаков жизни, только во благо экономике в целом. В частности, «Уральская горная компания» намерена тянуть на Саменку ЛЭП через горы, что уже хорошо. Интересно, кстати, что в сентябре 2013-го свердловская «Сибирско-Уральская золоторудная компания» приобрела на аукционе право добычи золота из россыпи на речках Северная и Тискос Горнозаводского района, но до сих пор, похоже, лицензией не воспользовалась.

Через пять лет между тем золотодобыче в Прикамье исполнится уже 200 лет: началась она в 1820-м с открытия золотоносных песков в долине реки Полуденка все в том же Горнозаводском районе — честь принадлежит крепостному старателю Просвирнину. На сегодня же, по словам Владимира Наумова, на территории региона известно около сотни коренных и россыпных проявлений, но на государственный баланс поставлено лишь 17 россыпей с общими запасами металла около 15 тонн. Две трети их в Красновишерском районе, остальные — в Горнозаводском, среднее содержание металла на пласт песков — 200-300 мг на кубометр. Между тем еще более пяти с половиной тонн золота оценено на участках в Коми-Пермяцком округе, а вообще оно встречается повсеместно: в месторождениях песчано-гравийной смеси (до 10 мг на куб), в солях и шламах Верхнекамского месторождения, в его рассолах и в нефти, добываемой ООО «ЛУКОЙЛ-Пермь», в углях Кизеловского бассейна, в терриконах и золоотвалах, в медистых песчаниках, ставших когда-то сырьем для уральской металлургии, в техногенных месторождениях.

Экспертам, в частности, удалось получить реальное металлическое золото из руды «Уралкалия». Более того, Владимиром Наумовым и доктором геолого-минералогических наук Оксаной Наумовой описаны процессы, происходящие в техногенных отвалах золотодобычи, когда медь кусочка проволоки замещается по поверхности благородным металлом под воздействием протекающих в среде физико-химических процессов. Срок — от года до пяти, доля замещения — до 50 процентов. Натурально — философский камень: положил Cuprum — достал Aurum. При этом, несмотря на то, что предложения по геологическому изучению благородных металлов Пермского края на протяжении последних двенадцати лет пользуются поддержкой Агентства по недропользованию федерального Минприроды, специалисты все-таки сетуют на недостаточную изученность геологических объектов золота Прикамья.

В советский период геолого-разведочные работы финансировались по остаточному принципу, в постсоветский — почти не финансировались, и лишь теперь, особенно после получения Пермским университетом статуса «национального исследовательского», ситуация стала меняться. Закуплено и освоено оборудование мирового уровня, кадровый научный потенциал — на высоте, а значит, у золотой отрасли края есть будущее. Вот только пока оно не востребовано. Между тем в конце августа этого года в ПГНИУ состоится 15-е международное совещание по геологии россыпей, где профессионалы со всей планеты на основе мирового опыта будут обсуждать основные тенденции и перспективы развития золотодобычи. Пермский край в качестве хозяина этого фундаментального форума будет показывать достижения и недостатки отрасли в нашем субъекте федерации. А по тому, заинтересует ли событие губернатора Басаргина и его администрацию, все окончательно станет ясно и относительно перспектив самого региона.