Охотник за самородками

Для того чтобы искать золото в одиночку, не обязательно обладать навыками опытного старателя — достаточно купить металлоискатель. О своем опыте поиска золотых самородков таким необычным способом обозревателю «Денег» Алексею Ходорычу рассказал ведущий инженер отдела переоценки техногенных месторождений Иркутского государственного НИИ редких и драгоценных металлов (Иргиредмет) Рудольф Кавчик.

— Как и когда вы придумали искать золото металлоискателем?

— Придумал не я. «Золотая электронная лихорадка» началась в начале 80-х в Австралии, где с помощью металлодетектора впервые был найден самородок весом 27 кг, названный «Рука судьбы». После этого поиск самородков во всем мире приобрел повальный характер: для кого-то это стало увлекательным хобби, для других — профессиональной деятельностью. Компании, выпускающие металлодетекторы, такие как Minelab, White`s, Fisher и проч. даже разработали специализированные модели для поиска самородного золота. Россия является одной из богатейших самородками стран мира: самый большой зарегистрированный российский самородок «Большой треугольник» весит 36 кг; найдено большое число самородков весом более 10 кг; есть россыпи, в которых самородки массой около 100 г считаются рядовыми, а также россыпи, где находили сотни самородков весом около 50 г. Поэтому нашему отделу руководители НИИ в 1995 году поручили изучить возможности поиска самородков металлоискателями. Собственно поиском мы стали заниматься с 1997 года. Первая же поездка на техногенные россыпи Бодайбинского района Иркутской области превзошла самые смелые ожидания. С помощью металлодетекторов на нескольких отработанных полигонах за 10 дней было найдено 49 самородков массой от 240 мг до 175 г общей массой, эквивалентной 284 г химически чистого золота. Добытый металл полностью покрыл наши затраты на покупку весьма дорогого оборудования и командировочные расходы. В последующие годы, используя современное оборудование, мы за три непродолжительные командировки общей сложностью около 30 рабочих дней нашли более 180 самородков общей массой более 1 кг. Самородков весом более 175 г мы пока не находили, но говорят, что другие нашли самородок весом более 400 г.

— Вы хотите сказать, что на всех отработанных отвалах остается много золота?

— Да, и все наши экспедиции мои слова подтверждают. Золота действительно много. Я говорю как о золоте труднодоступном, мелких фракций, так и о самородках. Из-за своих конструктивных особенностей и драги, и промприборы выбрасывают в отходы почти все самородки диаметром более 20 мм. Все это оборудование давно морально устарело, потому в отвалах золота и много. Но если ручная добыча труднодоступного золота из отвалов представляет собой весьма сложную и кропотливую работу, то самородки легко обнаруживаются обычными металлоискателями. Расчеты показали, что в техногенных дражных отвалах содержания самородков могут быть выше 200 мг на кубический метр.

Искать, естественно, можно не только в отработанных отвалах. Некоторые ручьи считаются неперспективными для промышленной добычи: мало песка или труднодоступны. Путешествуя по таким ручьям, мы наткнулись на приток небольшой речки (это в районе Таксимо) с выходом щеток коренных пород. При обследовании ручья металлодетектором было найдено семь самородков общей массой 52 г. Продолжить поиски нам помешали проливные дожди. Сколько таких ручьев и речушек в нашей тайге, не знает никто.

Часто самородки накапливаются в ямах под водопадами и валунами, образуя самородковые гнезда. Без металлодетектора найти гнездо с самородками практически невозможно, так как размер гнезд невелик, несколько метров. Дедовским методом, лотковым опробованием, выявить такие гнезда практически невозможно из-за незначительного объема пробы. За эти несколько лет нами было найдено несколько таких гнезд. Особенно запомнилось лето 1998 года, когда мы нашли богатый участок в районе реки Кедровка (Таксимо, Бурятия). За один вечер мы подняли 18 самородков общей массой более 120 г. Моя последняя находка — 17-граммовый самородок, который находился в щели каменной плиты, на поверхности торчала лишь тончайшая полоска. Без металлодетектора я просто прошел бы мимо, как и все старатели до меня.

— Но ведь частная добыча золота запрещена. Как вы решаете эту проблему?

— Нам проще, мы ведь представляем научное учреждение. Найденный метал сдаем в золотоприемную кассу предприятия, на чьем участке ведем работу. Обычным людям заниматься поиском, конечно, сложнее. Впрочем, проблема решается просто. С хозяином участка заключается трудовой договор, то есть ты как бы поступаешь к нему на работу, и ищи сколько хочешь. Оплата — около 120 рублей за грамм, что составляет примерно 50% фактической стоимости.

— Те, кто этим занимается, все золото сдают?

— А сами как думаете?

— Много таких искателей в Иркутской области?

— Статистики нет, но мне кажется, что их становится все больше и больше. Слухи о том, насколько это выгодно, будоражат народ. Говорят, что некоторым удавалось находить и по 16 кг за сезон. Чаще, конечно, находят очень мало, но нам удалось использовать этот ажиотаж в своих целях. В прошлом году наш институт даже занялся коммерческой деятельностью по продаже металлоискателей, и в первый же год мы продали 60 устройств, каждое из которых стоит не менее $900.

— Допустим, кто-то решит последовать вашему совету. Где искать?

— Поиск в техногенных россыпях или отработанных полигонах — занятие спокойное, сравнительно надежное, но большая добыча здесь маловероятна. Согласно нашему опыту, поиск самородков в техногенных россыпях может давать порядка 20 г золота в день на один металлодетектор. Если повезет, можно, конечно, найти самородок весом несколько килограммов, но крупные самородки встречаются очень редко. В техногенных россыпях наиболее предпочтительные участки расположены ближе к верховьям рек. Это связано с тем, что самородки плохо переносятся потоками и остаются ближе к верховью.

Поиск на новых неотработанных участках более рискованный. Здесь нет гарантии найти хоть что-то. Но зато здесь можно найти самородковое гнездо, в котором сосредоточено несколько килограммов, а может, десятков килограммов золота. Мелких необследованных ручейков в золотоносных районах бесчисленное множество. Обследованию подлежат прежде всего небольшие ручьи длиной до 10-15 км, впадающие в более крупную золотоносную долину. Наиболее перспективными являются ключи с уклонами более 50 м на километр. По какому-то из таких ключей в основную долину, содержащую золотоносную россыпь, когда-то и поступало золото. Вполне возможно, что наиболее крупное золото не полностью вынесено из ключа и сохранилось в нем в виде самородкового гнезда или образовало самородковую россыпь.

Во всех случаях, чтобы выбрать хороший объект или участок, нужно сделать краткий анализ имеющихся геологических материалов. Если такие материалы недоступны, то нужно постараться узнать, где в вашем районе встречались самородки весом более 50-100 г. Если в вашем районе никто не находил самородков больше 20 г, то не стоит заниматься их поиском. Сведения о самородковых россыпях часто можно получить от старожилов: такие россыпи обычно запоминаются. Нередко сведения о наиболее крупных самородках публикуются в местных газетах. Очень много можно узнать у геологов, давно работающих на приисках. Полезно поговорить с геологами местных геолкомов, посетить библиотеку территориального геологического фонда, посмотреть там отчеты по геологоразведочным работам и ситовые анализы золота. Если в результате вы узнаете, где в вашем районе были найдены самородки весом более 50-100 г, то это уже хорошая информация. Значит, у вас есть неплохой шанс.

Чтобы оценить участок на самородки, нужно проработать на нем 4-6 часов и «прослушать» площадь порядка 400-500 кв. м. Если на этой площади не найдено ни одного самородка, значит, нужно сменить место. При оценке объекта нужно учитывать, что самородки чаще встречаются группами. Нужно пытаться найти самородковое гнездо, а если уж встретился самородок, самым внимательным образом обследуйте прилегающую площадь и раскопайте все аномалии. Кроме того, самородковые россыпи обычно образуют узлы, в которые входит несколько россыпных месторождений. Наличие крупных самородков свидетельствует о том, что место самородковое. Значит, здесь, скорее всего, есть несколько россыпей с крупным золотом. Они, наверное, уже отработаны, но все самородки при отработке не извлекли. Часть, несомненно, осталась, так как качество отработки россыпей, как правило, невысокое.

— А как часто попадаются самородки?

— Если нашли хорошее место, то находку одного самородка в час можете считать отличным результатом. На дражных галечных отвалах самородки встречаются реже — один самородок может встретиться за 5-10 часов работы. Но самородки здесь крупные — можно найти сразу больше 100 г золота.

— На что еще следует обращать внимание?

— Есть такое понятие — «засоренность». Многие места, где может быть золото, обязательно окажутся переполненными металломусором. Из-за этого приходится очень много копать впустую. Если на сто ошибочных раскопок здесь попадется один самородок, то это можно считать удачей. Но даже в «чистом» месте придется много копать впустую. На некоторые породы — мы их называем «горячие камни» — металлодетектор реагирует как на металл. Если таких ложных аномалий много, то работать становится практически невозможно. Для снижения количества ложных раскопок целесообразно использовать металлоискатели с дискриминатором, которые позволяют без раскопки оценить аномалию. Впрочем, дискриминатор тоже ошибается, особенно если цели небольшие и расположены глубже 30 см.

На участках, где уже найдены самородки, лично я дискриминатор не использую. Такие участки целесообразно обследовать очень тщательно. Если хотя бы один самородок найден, то весьма вероятно, что рядом есть еще — рисковать не стоит. В целом нормальная практика, если на один самородок приходится 20-30 ложных раскопок. Если самородок приходится на 10 раскопок, то можно считать, что вам повезло.