Скрытые клондайки Татарстана

Золотые прииски Татарстана. Фантастика? Отнюдь нет. Во всяком случае, старший научный сотрудник ЦНИИ геологии нерудных полезных ископаемых Александр МЕСХИ уверен: Татарстан — исключительно интересный в геологическом плане регион, с чрезвычайно разнообразной медной и благороднометалльной полезной минерализацией.

-Только не следует преувеличивать факты, — говорит Александр Михайлович, — вопрос о добыче этих металлов пока не стоит. Сейчас можно говорить исключительно о геохимической аномалии — повышенной концентрации золота, платины, палладия в осадочных породах Вятско-Камской полосы. А ведь еще недавно считалось, что благородные металлы нетрадиционны для Татарстана.

— И как выяснили обратное?

— С незапамятных времен здесь добывали медь. А с ней часто соседствует серебро, это два близких металла. И действительно, в 1995 году, проведя специальные исследования, мы установили в различных меденосных породах высокие содержания серебра. К примеру, в одном из образцов они составили 1400 граммов на тонну! А норма — 0,06-0,07 грамма. Это колоссально!

Можно констатировать однозначно: серебра в определенных медных рудах Татарстана много. Об этом можно судить даже по отвалам древних выработок Восточного Закамья, которые, кстати, необходимо утилизировать. Это имеет не только промышленное значение, состоящее в извлечении из этой рыхлой массы металлов, но и экологически целесообразно. Отвалы занимают пахотные земли, а местами лежат на источниках вод, и можно представить, какой “букет” металлов поступает в рацион жителей этих районов. Сотрудники нашего института Владимир Чайкин и Сергей Глебышев сделали предварительную промышленную оценку отвалов. Сейчас, думаю, хорошо бы обратиться к этой работе. И, к слову, непонятно, как наши предки находили руду и добирались до нее. Обладать таким чутьем или знанием.

— С серебром понятно. А золото?

— Так вот: во многих регионах мира с меденосными породами ассоциируются месторождения золота и платины. И первые же наши анализы подтвердили наличие высоких концентраций этих металлов. Впрочем, об этом можно было догадаться и раньше, по логике происходивших здесь некогда геологических процессов, способствовавших появлению в осадочных породах высоких концентраций меди и благородных металлов. Я написал программу, в которой доказываю: Татарстан — исключительно интересный и, если так можно сказать, особый регион в геологическом плане. И вот в чем тут дело. Территория Татарстана в отдаленные геологические эпохи располагалась против наиболее динамично развивавшегося блока Уральского горного пояса, где с особенной интенсивностью шло разрушение Уральских гор. Этому сопутствовал снос с них не только обломочного материала горных пород, но и разнообразных металлов, в том числе меди, серебра, золота и платины, которые накапливались в особых бассейнах-отстойниках. При этом концентраторами металлов служили остатки растений, поступавшие в эти отстойники с суши.

Другим концентратором выступает битум и, возможно, сама нефть. Высокие содержания золота и платины в некоторых образцах татарстанских битуминозных пород установлены учеными нашего института.

Надо отметить, что во многих нефтеносных районах мира (Кызыл-Кумы, Нижняя Силезия и других) нефтеносные площади отмечены значительными проявлениями благороднометалльной минерализации. Думается, Татарстан не является исключением в этом отношении.

Кроме перечисленных типов так называемых экзогенных, или поверхностных, проявлений благородных металлов, мы не исключаем и их вынос из глубины. Близость к Уралу, этой крупнейшей структуре с интенсивным развитием глубинных процессов, позволяет предполагать возможность их распространения и на край платформы, в том числе и на территорию Татарстана. Некоторые признаки проявления таких рудогенерирующих глубинных процессов установлены нами в последнее время.

— Дальше, по логике, должно следовать зловещее “но”.

— Верно. Представляют ли аномалии промышленный интерес, есть ли в их пределах собственно породы, которые по концентрации металлов, минеральному составу и условиями залегания можно отнести к рудам, — надо решать — серьезно работать, изучать. Для этого требуются деньги и — что не менее важно — определенный коллектив. С последним — огромная проблема. Геологи наши стареют, через 5-6 лет некому будет заниматься этой проблемой, и она умрет сама собой. Грустный факт, но геология стала непопулярна. Из нее исчез очень важный элемент романтики. Сейчас мало рвущихся к открытиям молодых людей. Все идет к серьезному понижению уровня геологической службы. Это очень заметно. На ученом совете института слишком большое место стала занимать проблема денег, необходимых на исследования, — это тревожный симптом болезни геологической службы.

Но подытожим: мы имеем дело с геохимическими аномалиями, то есть с высоким, иногда — промышленного уровня, содержанием серебра, золота, платины и палладия. Эти металлы находятся в рассеянном состоянии, избирая, в основном, растительные остатки, и лишь в единичных случаях мы имеем дело с собственными минералами благородных металлов.

— О каких районах Татарстана идет речь?

— О Вятско-Камской полосе в целом. Геохимические аномалии объединены нами в отдельные участки, изученность которых пока невелика. Исключение — участок в районе поселка Нырты: благодаря работе старшего научного сотрудника нашего института Фирдаус Закировой мы можем говорить о масштабах распространенной здесь полезной минерализации и параметрах рудных тел. Очень было бы желательно столь же детально изучить и другие участки. Правда, надо сказать, что и само изучение и, тем более, промышленное освоение такой ультратонкой рассеянной минерализации является очень сложным, но все-таки далеко не безнадежным делом.

— Что нужно, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки?

— Сейчас необходим импульс интереса к этому типу полезных ископаемых и постановка исследований, которые смогут не только уточнить и расширить наши представления о закономерном распространении благородных металлов на территории республики, но и подготовить такие проявления к их промышленному освоению. Надо иметь в виду, что запасы нефти и газа не бесконечны и необходимо расширение сырьевой базы республики.